По автокредитам  По вкладам  По драг.металлам  По ипотеке  По картам  По кредитам МСБ  По переводам  По потреб.кредитам  По сейфингу
main pagee-mailsearch
Finnews.ru
Новости банков 1Новости банков 2Акции банковПубликацииКурсы ЦБ РФУслуги банковСправочнаяО FinNews.ru
Новости банков 1
 По автокредитам
 По вкладам
 По драг.металлам
 По ипотеке
 По картам
 По кредитам МСБ
 По переводам
 По потреб.кредитам
 По сейфингу
Новости банков 2
 По офисам
 По итогам
 По назначениям
 По рейтингам
 По фальши
 Пресс-релизы
 Все новости
 Поиск новости
Акции банков
 По автокредитам
 По банк.картам
 По депозитам
 По ипотеке
 По кредитам МСБ
 По потреб.кредитам
Публикации
 Макроэкономика
 Общество
 Степан Демура
 Интервью
 Банки
 Инвестиции
 Кредиты
 Личный опыт
 Рейтинг PR
Курсы ЦБ РФ
 Курсы валют сегодня
 Архив курсов валют
 Конвертер валют
Услуги банков
 Автокредиты
 Депозиты
 Драг.металлы
 Ипотека
 Курсы валют в банках
 Кредиты МСБ
 Потреб. кредиты
Справочная
 Банки
 Обменные пункты
 Поиск на PDA
 Небанковские кред.орг-и
О FinNews.ru
 Сервисы
 Реклама
 Вакансии
 Фотобанк
 Индекс настроений
 Индекс депозитов
 Форум
24.11.08/19:52
США медленно сползают в "Великую депрессию II"
В последнее время американские аналитики все чаще начали говорить о том, что нынешний кризис в США напоминает "Великую депрессию". Банковский портал FinNews.ru решил выяснить, насколько реально повторение "Великой депрессии". Для этого сначала придется разобраться, что происходило в США до и во время "Великой депрессии", а потом сравнить это с нынешней ситуацией. Историю надо знать, иначе она повторится.

Итак, после непродолжительной рецессии в 1921 году, в США начался бурный экономический рост. В 1926 году рост экономики начал замедляться, что выразилось в снижении потребительского спроса и сокращении капиталовложений. Снижение спроса привело к новой рецессии в 1927 году. Чтобы не допустить "жесткой посадки" экономики, Федеральная резервная система (ФРС, играет роль центрального банка США) постепенно снижала ставки по федеральным фондам (Federal funds rate), более известной в миру как учетная ставка ФРС, и увеличила объем кредитной эмиссии.

Однако большая часть новых денег ушла на рынок недвижимости и фондовый рынок. В частности, фондовый рынок с начала 1927 года начал расти (смотри график "Индекс Dow Jones"), все более ускоряясь и постепенно превращаясь в "мыльный пузырь". Котировки акций начали расти вне зависимости от финансовых показателей компаний. Значительная часть инвесторов использовали для игры на бирже кредиты: в банке брался кредит под залог купленных акций, на полученные деньги снова покупались акции, которые также оказывались в залоге под новый кредит.

Рост фондового рынка порождал иллюзию экономического процветания, хотя на самом деле стремительный рост акций лишь способствовал оттоку ресурсов из реального сектора, что приводило к дальнейшему снижению его показателей. Уже в 1928 году, обеспокоенная бурным ростом фондового рынка, ФРС начал политику ограничения роста денежной массы и повышения учетной ставки. Это привело к расширению рынка производных денег – векселей, прав на покупку и подобных суррогатов.

В начале 20-х годов в США насчитывалось около 30 тыс. банков. Теперь они оказались в сложной ситуации: в 1926-1929 годах росло число невозвращенных кредитов, а теперь еще и процентные ставки выросли. Раньше часть должников не могла немедленно вернуть взятые кредиты, но могла их рефинансировать - то есть брать новый кредит и из него расплачиваться по старому. Теперь же из-за подскочивших процентных ставок они не смогли сделать это, вследствие чего немалая их часть просто прекратила выплаты по ранее взятым займам. Особенно много таких должников было среди компаний финансового сектора, которые до этого бездумно брали кредиты, рассчитывая на рост цен на акции.

Осенью 1929 года стало ясно, что ФРС попросту обманула рынок: "сжатие" кредита случилось на фоне не улучшения, а скрытого ухудшения состояния экономики. В понедельник 21 октября 1929 года рынок получил первый тревожный сигнал – индекс Dow Jones снизился на 3,7% при большем чем обычно объеме торгов (6,09 млн акций против в среднем 4,2 млн акций в день течение предыдущих 30 дней). Несмотря на тревожные сигналы, основная масса игроков не поверила в возможность резкого падения рынка. 24 октября крупные нью-йоркские банкиры начали выдавать брокерам кредиты только на один день. Это значило, что брокерам и их клиентам приходилось продавать свои акции на рынке фактически по любой цене, чтобы вернуть кредиты. В этот день (так называемый "черный четверг") началась паника – было продано 12,9 млн акций, но фондовый рынок выстоял – падение индекса Dow Jones составило всего 2,1%. Настоящий крах наступил 29 октября (так называемый "черный вторник") – объем торгов составил 16,41 млн акций, а падение индекса Dow Jones - 11,7%. 5 ноября падение распространилось на рынок товаров, особенно сезонного производства. Произошел обвал цен на пшеницу - в этот день цены на пшеницу упали почти до нуля. 13 ноября индекс Dow Jones достиг локального минимума – 198,69, упав с максимума, достигнутого 3 сентября 1929 года (381,17 пунктов), на 48%.

Начались массовые банкротства компаний и частных лиц. Сначала непосредственно втянутых в биржевую игру, а затем по цепочке неплатежей кризис захватил все экономику. Значительная часть фермерских хозяйств потеряла свою платежеспособность – не имея возможности погасить кредиты, выданные по залог земли, они лишались своих хозяйств. Своих домов лишались семьи, не имевшие возможность обслуживать ипотечные кредиты.

В активах банков значительную часть составляли ценные бумаги, кредиты под залог ценных бумаг, городской недвижимости и сельских земель. После биржевого краха большая часть ценных бумаг и недвижимости резко обесценилась, а значительная часть кредитов стала невозвратной, при этом произошло резкое сокращение ресурсной базы банков в результате массового изъятия вкладов населения, снижения остатков предприятий. В результате банкротства банков приняли массовый характер. Считается, что полномасштабный банковский кризис США начал свое шествие с февраля 1933 года, когда в Детройте рухнул крупнейший банк, проводивший большой объем операций с недвижимостью. Санация Реконструктивной финансовой корпорации (РФК) не дала позитивного результата, и банк прекратил платежи. В штате Мичиган началась банковская паника и 14 февраля губернатор закрыл все банки, чтобы защитить их от банкротства. Волна закрытий банков прокатилась по многим штатам.

О масштабе кризиса свидетельствую следующие данные: номинальный объем ВВП США в текущих ценах с 1928 по 1932 год упал почти в 2 раза с 103,6 млрд долларов до 56,4 млрд. долларов. Реальный ВВП упал на 27%. Безработица выросла с 3,2% до 25% в 1933 году, что составило около 17 млн человек. Около 2,5 млн. человек остались без жилья. Разорилось около 135 000 компаний, доходы корпораций упали на 60% . Объем загрузки металлургической промышленности в 1932 году составлял всего лишь 12% от мощностей. Спад в производстве автомобилей – составлял около 74,4%, железнодорожного состава - локомотивов и вагонов – около 100%. Общая капитализация рынка упала в 4,5 раза с 87 млрд. долларов (1 октября 1929 года) до 19 млрд. долларов (1 марта 1933 года). Фермерская недвижимость упала в цене более чем 10 раз – так ферма стоившая в 1929 году около 100 тыс. долларов ушла за долги примерно за 5 тыс. долларов. За период 1929-1933 разорилось около 897 тыс. фермерских хозяйств, то есть 14,3% от общего числа.

Из-за падения спроса началась дефляция – общее снижение индекса цен за 1929-1932 года составило 25% (смотри график "Индекс потребительских цен (Consumer Price Index)"). В то время уничтожалось продовольствие для того, чтобы поддержать цены. При этом ФРС продолжала упрямо сокращать денежную массу, еще более усугубляя дефляцию и депрессию. В 1931-32 годах 76 стран повысили таможенные пошлины и ввели импортные квоты.

Теперь посмотрим, что происходит в США сейчас. Для того чтобы понять причины текущих проблем в экономике США, снова необходимо обратиться к истории. В 1980 году президентом стал Рональд Рейган. В 1980-1982 годах в США был очередной экономический кризис. Для выхода из нее экономические советники порекомендовали Рейгану расширить конечный спрос за счет роста кредитования населения. Именно в те годы произошло кардинальное изменение в поведении американцев - они стали меньше сберегать и больше тратить (смотри график "Соотношение долгов домохозяйств США к доходам и норма сбережений домохозяйств США"). В 2001 году долги домохозяйств превысили их доходы. С тех пор сумма долгов только увеличивалась. В 3 квартале 2005 года расходы домохозяйств превысили их доходы. Однако, судя по графику, в 2005 году американцы изменили свои взгляды на роль сбережений, а в 2008 году – на роль кредитов в своей жизни. Похоже, наступает отрезвление от жизни в кредит.

В 2001 году в США снова началась рецессия. Для ее преодоления ФРС постепенно снизила учетную ставку до 1% и держала ее на таком уровне целый год (смотри график "Учетная ставки ФРС США"). В это время наложилось друг на друга несколько факторов. Те, кто хотел и, главное, мог купить недвижимость, ее уже купил. Дальнейшее расширение бизнеса ипотечных компаний и банков возможно было только за счет так называемых sub-prime заемщиков - лиц с низкими доходами и плохой кредитной историей. Процентные ставки по ипотечным кредитам снизились вслед за снижением учетной ставки. С 1999 года рост цен на недвижимость резко ускорился, в отдельные месяцы достигая 2,3% в месяц (смотри график "Индекс Case-Shiller").

Ростом цен на недвижимость и низкими ставками по кредитам решили воспользоваться многие. Среди населения появились инвесторы, покупающие недвижимость за счет кредитных средств ради получения дохода от роста цены на недвижимость. А банки начали предлагать ипотечные кредиты чуть ли не безработным, упирая на то, что обслуживание этих кредитов обойдется заемщикам очень недорого, и их доходов хватит. Стоит заметить, что наличие собственного дома – это голубая мечта каждого американца, поэтому спрос на ипотечные кредиты начал расти. Следом начал расти спрос на недвижимость, еще больше подстегивая цены на нее. Следом за фондовым "мыльным пузырем" (смотри график "Индекс Dow Jones") начал надуваться "мыльный пузырь" на рынке недвижимости.

Почувствовав перегрев экономики, ФРС в 2004 году начала поднимать ставку. Тут же начали расти ставки по ипотечным кредитам, потому что в США большая часть таких кредитов выдается под плавающую процентную ставку. Для заемщиков категории sub-prime это стало неприятной неожиданностью. Они абсолютно не ожидали, что с каждым месяцем им придется платить по ипотечному кредиту все больше и больше. Начались дефолты, то есть отказы от обслуживания кредитов. Заложенный по такому кредиту дом банк выставлял на продажу в счет погашения долга. Предложение недвижимости выросло – цены на недвижимость остановились. Тут уже встрепенулись инвесторы в недвижимость, поскольку их расходы на обслуживание кредитов также росли, а доходы стали под вопросом. Они также начали отказываться от своих кредитов, что еще больше ухудшило ситуацию.

Резкое снижение спроса на недвижимость (смотри график "Продажи новых домов в США") привело к проблемам в строительной отрасли. Строительные компании начали сокращать новое строительство и увольнять "лишний" персонал.

У американских банков, точно также, как и у российских, нет долгосрочных пассивов. Они обошли эту проблему с помощью секьюритизации ипотечных кредитов (подробнее о секьюритизации можно ознакомиться в статье "Смерть российской ипотеки?"). К сожалению, кредиты sub-prime были равномерно распределены среди облигаций, обеспеченных ипотечными кредитами, поэтому невозможно точно оценить размер рисков, связанных с теми или иными облигациями. Рост дефолтов по кредитам привело к пересмотру рисков в торговле всеми облигациями, обеспеченными ипотечными кредитами. Владельцы таких бумаг начали их продажу, что фактически обвалило их цены.

Ипотечные облигации и различные производные ценные бумаги, выпущенные на основе ипотечных облигаций, находятся в активах большинства американских банков в большей или меньшей доле, ведь они еще недавно считались абсолютно надежным и в то же время ликвидным и доходным инструментом. Падение цен на облигации привело к росту убытков у всех банков, владеющих такими облигациями. Ведь что такое банковский бизнес? Банк берет у гражданина 100 рублей на депозит на 1 год и вкладывает эти 100 рублей в кредиты или другие активы. Через год банк должен вернуть себе эти 100 рублей с процентами, чтобы вернуть своему вкладчику его 100 рублей и накопленные проценты. Так вот сейчас у американских банков 100 долларов, взятые у американских вкладчиков, и вложенные в ипотечные облигации, превратились в 80 долларов, или даже 50 долларов. Если банк вложил в ипотечные облигации 10 млрд долларов, а они упали в цене в 2 раза, то банк получил убытков на 5 млрд долларов. Если при этом капитал банка составлял 4 млрд долларов до кризиса, то в настоящее время такой банк является банкротом.

А даже если убытки банка не превышают размеров его собственного капитала, то появляется другая сложность. В России один из главных банковских нормативов – норматив достаточности капитала (Н1). Собственный капитал банка не должен быть меньше определенной доли в активах банка. В России в настоящее время этот норматив равен 10% для банков с размером собственного капитала не менее 5 млн. евро и 11% для банков с размером собственного капитала менее 5 млн. евро.

Так вот если у банка уменьшается собственный капитал, он вынужден пропорционально уменьшить размеры активов. Поэтому американские банки отказываются кредитовать кого бы то ни было. Американские банки также отказываются рефинансировать старые кредиты, в том числе те, что были взяты российскими банками и компаниями.

Есть еще одна сложность – население США. Оно читает газеты и знает, что у банков возникли проблемы. Население любой страны в такие моменты ведет себя абсолютно одинаково. Оно приходит в банки забирать свои вклады. Из-за паники среди вкладчиков фактически обанкротился Washington Mutual Bank - крупнейший в США сберегательный банк и третий банк по объему активов. Американские банки вынуждены часть средств держать в ликвидной форме для возможного массового досрочного закрытия вкладов. В итоге одновременно наложилось несколько факторов, препятствующих американским банкам выдавать новые кредиты. А без новых кредитов некоторые отрасли экономики жить не могут.

Сокращения в строительной и финансовых отраслях привели к уменьшению совокупного спроса американских домохозяйств. Это привело к падению производства и увольнениям в других отраслях, что в свою очередь привело к дальнейшему уменьшению спроса. Уменьшение спроса вынуждает торговцев снижать цены – в октябре в США розничные цены (Consumer Price Index или CPI) снизились на 1% по сравнению с сентябрем. По данным Federal Reserve Bank of St. Louis, это уже третье снижение цен подряд – в сентябре цены снизились на 0,1%, в августе - на 0,4%. Снижение ВВП пока официально не зафиксировано, но по ряду косвенных индикаторов уже практически никто не сомневается, что рецессия в США началась. А с учетом зафиксированного снижения цен получается, что в США уже происходит дефляционное сжатие экономики. Население США начинает экономить деньги, потому что видит ухудшение экономической ситуации и не может быть уверено в своем будущем.

Если сравнить то, что происходило в США в середине и конце 20-х годов с тем, что происходит в США сейчас, то видно много общего. Ситуацию еще больше усугубляет большое количество кредитов у компаний и домохозяйств. В случае с США перекредитованность домохозяйств внушает даже больше опасений, чем перекредитованность компаний, так как доля домохозяйств в ВВП превышает 70%. Экономический кризис заканчивается тогда, когда население начинает реализовывать отложенный спрос, который накопился за время кризиса. К сожалению, как и во времена "Великой депрессии" в настоящее время отложенного спроса не будет очень долго. Тогда бурный взлет потребительских затрат в 1924-1926 годах позволил всем, у кого были деньги, купить себе и дом, и автомобиль - в результате весь спрос на эти ценности был удовлетворен, и на будущее ничего не осталось. Сейчас дом и автомобиль купили себе даже те, у кого не было денег. Они купили все в кредит.

Для реализации отложенного спроса нужны накопления, а их у американцев фактически нет. Им сначала необходимо погасить ранее взятые в банках кредиты. Для этого придется снизить текущее потребление. Только для того, чтобы вернуть соотношение долги/доходы к разумному уровню 60-80-х годов прошлого века, американцам необходимо погасить кредитов на 8 трлн долларов – это 58% ВВП. А для того, чтобы вернуть норму сбережений на прежние 8%, характерные для 50-80-х годов прошлого века, американцы должны снизить уровень текущего потребления на 850 млрд долларов в год – это 6% ВВП. И в ближайшие несколько лет американцам придется все это сделать. Поэтому, когда президент компании экспертного консультирования "Неокон" Михаил Хазин говорит, что в ходе начавшегося мирового экономического кризиса падение ВВП в США достигнет 30-35%, это уже не кажется невозможным. США действительно погружаются в "Великую депрессию II".

Помогут ли США выкарабкаться из кризиса меры, принимаемые в настоящее время ФРС и министерством финансов? Однозначно нет. Что такое 700 млрд долларов плана министра финансов США Генри Полсона по сравнению с приведенными выше цифрами вынужденного снижения расходов американскими домохозяйствами? Это капля в море. А ведь из денег "Плана Полсона" домохозяйствам ничего не перепадает. Кроме населения есть еще компании реальных секторов экономики, которым также нужна помощь. Похоже, что деньги из "Плана Полсона" смогут помочь только приближенным к вашингтонскому белому дому банкам и компаниям. Потому что задолженность американских компаний составляет на 1 июля 2008 года 10,9 трлн долларов, и она также должна быть уменьшена в ближайшие несколько лет из-за вынужденного сокращения американскими банками своих активов. А сколько денег должно в ближайшие годы "сгореть" на рынке деривативов, не поддается подсчету просто потому, что рынки деривативов в основном внебиржевые и точных цифр ни у кого не может быть в принципе. Разные источники называют цифры. Например, Bank for International Settlements (BIS) на июнь 2008 года насчитывал их на 683,7 трлн долларов, максимальная оценка рынка деривативов – 1 500 трлн долларов. Как все это повлияет на российскую экономику? Об этом чуть позже.

Источник:  Владимир Шевченко, главный редактор FinNews.ru

Перейти на страницу:
 Еще по теме:

© FinNews.ru    
О правилах использования материалов сайта www.finnews.ru смотрите на странице "Информация об авторских правах"
ипотека, ипотечный кредит, квартира в кредит, кредит под залог квартиры, кредит под недвижимость, кредит на покупку квартиры, вклады и депозиты, автокредит, автокредитование, автомобили Петербург, автомобиль в кредит, машина в кредит, потребительский кредит, кредиты малый и средний бизнес,

   Ссылки
   
   
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика