По офисам  По итогам  По назначениям  По рейтингам  По фальши  Пресс-релизы  Все новости  Поиск новости
main pagee-mailsearch
Finnews.ru
Новости банков 1Новости банков 2Акции банковПубликацииКурсы ЦБ РФУслуги банковСправочнаяО FinNews.ru
Новости банков 1
 По автокредитам
 По вкладам
 По драг.металлам
 По ипотеке
 По картам
 По кредитам МСБ
 По переводам
 По потреб.кредитам
 По сейфингу
Новости банков 2
 По офисам
 По итогам
 По назначениям
 По рейтингам
 По фальши
 Пресс-релизы
 Все новости
 Поиск новости
Акции банков
 По автокредитам
 По банк.картам
 По депозитам
 По ипотеке
 По кредитам МСБ
 По потреб.кредитам
Публикации
 Макроэкономика
 Общество
 Степан Демура
 Интервью
 Банки
 Инвестиции
 Кредиты
 Личный опыт
 Рейтинг PR
Курсы ЦБ РФ
 Курсы валют сегодня
 Архив курсов валют
 Конвертер валют
Услуги банков
 Автокредиты
 Депозиты
 Драг.металлы
 Ипотека
 Курсы валют в банках
 Кредиты МСБ
 Потреб. кредиты
Справочная
 Банки
 Обменные пункты
 Поиск на PDA
 Небанковские кред.орг-и
О FinNews.ru
 Сервисы
 Реклама
 Вакансии
 Фотобанк
 Индекс настроений
 Индекс депозитов
 Форум
18.11.07/23:49
У нас нет никаких оснований думать о плохом, а если мы сделаем необходимые реформы, у нас будут основания думать о лучшем – Петр Авен
Доклад президента "Альфа-Банка" Петра Олеговича Авена на конференции "Российский банковский сектор: факторы роста" (организатор конференции – "Альфа-Банк").

До последнего времени в России все, что происходило за рубежом, не ощущалось. Сейчас уже президент говорил о том, что рост цен, в частности, на сегодня, во многом определен тем, что цены на продовольствие растут во всем мир, потому что меняются стандарты потребления, упадок сельского хозяйства в Европе и так далее. Точно также те финансовые проблемы, которые мы как-то переживаем, я уверен, что переживем, все приходят из-за рубежа. Я сегодня попытаюсь рассказать о том, как Россия вписывается в международный экономический контекст сегодня, как это может повлиять на нас в дальнейшем. Я пришел рассказывать о наших внутриэкономических проблемах, экономических реформах. Я считаю, что именно здесь кроется основная проблема нестабильности. Нестабильность наша во многом связана с нестабильностью мировой экономики. Если посмотреть на нашу экономическую ситуацию сейчас, на то, с чего я всегда начинаю свои презентации последние 25 лет, это то, что называется фундаментальными показателями российской экономики. Это экономический рост, инфляция, счет текущих операций платежного баланса, международные резервы. По всем этим показателям у нас по-прежнему хорошие результаты. Особенно это касается экономического роста, который возможно достигнет в 2007 году 8%. У нас по-прежнему все очень неплохо с резервами, которые тоже устойчиво растут. Президент назвал цифру, если я не ошибаюсь, 424 млрд. долларов. У нас хуже ситуация с инфляцией, которая, опять же, во многом, из-за внешних причин ускоряется и, скорее всего, будет в пределах 10%, а может быть даже больше по 2007 году. У нас совсем все не очень хорошо со счетом текущих операций, потому что импорт растет фундаментально быстрее экспорта. Тем не менее, сальдо текущих операций более чем положительное, и если не рассматривать динамику, все более чем хорошо.

Так как я имею экономическое образование, я глубоко убежден, что популярность власти определяется уровнем жизни народа и всеми остальными факторами. Несмотря на все спекуляции коммунистов и кого угодно о том, что мы плохо живем, уровень жизни россиян фундаментально улучшен, начиная с 1991 года. Даже по официальной статистике, которая у нас безусловно ловит не все хорошее, правда и не все плохое, показывает, что особенно в последние годы, начиная 1999 года, у нас беспрецедентно высокий уровень реальных доходов населения. Вот то, что мы показываем доходы населения по 10-12% в год и цифра в среднем выше 10%, это, поверьте мне, достаточно уникальная ситуация для мировой экономики. На самом деле мы сегодня переживаем настоящий потребительский бум. Что происходит сегодня в области потребительского кредитования, что происходит сегодня в ипотеке, это какая-то потребительская революция, которую в западных странах переживали после второй мировой войны. Россияне начинают больше тратить. Фундаментально растут розничные кредиты, банки финансируют все в большей степени рост потребления. Банки сильно этот процесс ускоряют, население начинает кредитоваться, чего у нас раньше не было никогда. Все это выливается в физические индикаторы, количество автомобилей на душу населения, которое утроилось, мы наблюдаем это утроение каждый день. По поводу отдыха за рубежом, где россияне сегодня самая путешествующая страна после Японии и так далее. Реально для абсолютного большинства населения страны жизнь стала за эти годы безусловно лучше, в несколько раз.

Однако интересно то, что, в некотором смысле, мы не были исключением. Эти годы, которые мы рассматриваем, прежде всего последние 10-15 лет, стремительно менялась к лучшему жизнь во всей, что называется, развивающейся экономике, в странах, что называется "второго мира". "Первый мир" – развитая экономика, "третий мир" – страны отстающие, их называют иногда развивающейся. Страны "второго мира" – страны догоняющего развития. Эти страны, в общем, уже встали на рельсы нормального капиталистического роста. За последние годы не только Россия, но и все крупные страны "второго мира" (Китай, Мексика, Малайзия, Бразилия), кого угодно возьмите, все страны очень успешно развиваются. Есть очень интересная цифра, что эти страны растут почти в 2 раза быстрее, чем страны развитого мира и их доходы растут существенно быстрее. После 1995 года доход, подсчитанный по паритету покупательской способности, в развитых странах вырос на 50%, то в странах догоняющего развития доход вырос на 90%, это естественно очень быстрая догонка. Фундаментально это доля среднего класса. Те, кто был в Индии и в Китае видят, что Китай растет прямо на глазах и Индия то же самое. Сейчас считается 35% населения - это средний класс, было 8% в 1980 году. Фундаментальные изменения в стандартах потребления, уровне жизни и так далее. И это одна из фундаментальных причин роста цен на продовольствие. Люди хотят нормально питаться и начинают совершенно по-другому питаться во всем мире. Вместо плошки риса в день начинают есть совершенно нормальную еду. А если вы знаете, по США, что американцы едят одно и то же, независимо от дохода. Хотя брэнды разные, а калорийность одна и та же. Мясо одно и то же, все пьют кока-колу, и работающие и безработные. Стандарты потребления, особенно пищевого, очень сближаются по мере экономического роста. Поэтому то, что продовольствие становится дороже, очень естественно, когда сотни миллионов людей меняют свои стандарты потребления, надо сказать и у нас тоже, мы тоже совсем по-другому питаемся, я не знаю, насколько вы это ощущаете, я хорошо помню, что было в 80-е годы, это фундаментальная разница. Это происходит не только в Москве, где сейчас лучше, чем в Лондоне. Это происходит по всей стране. Это происходит в домах, в ресторанах, везде.

Это происходит во всем мире, в этом мы не уникальны. По целому ряду причин весь "второй мир" в последние годы очень успешны. Более того, все эти страны, а не только Россия, очень успешно развиваются экономически. По счету текущих операций Россия не является лидером, лидером является Венесуэла, это тоже благодаря нефти, прежде всего. Но тем не менее Россия в данном случае выглядит очень хорошо, даже на фоне других стран. Реально, все эти страны многому научились. Они научились управлять бюджетом. Фактически, те уроки, которые МВФ палкой вдалбливал в головы министерства финансов всего мира, возымели свое действие. Сегодня практически все страны уходят от бюджетного дефицита, надо сказать с гордостью, что Россия вторая после Чили страна с точки зрения профицита бюджета. В этом смысле тоже большие произошли изменения, так же, как огромные изменения с точки зрения государственного долга. Внешний долг в 1995 году был очень большой и он фундаментально сократился везде, так же, как он скатился фундаментально в России. Это конечно фундаментальное изменение. Более того, если говорим о совокупном сальдо счета текущих операций, то сейчас это профицит, а в 90-е годы был устойчивый дефицит. То есть реально сегодня развивающиеся страны быстрее развиваются и деньги идут туда. Фактически удвоился поток денег в развивающиеся экономики, если в 90-м году только 20% инвестиций шло туда, сейчас идет 40%. Реально деньги идут, прежде всего, в страны "второго мира". Это можно думать, что все цифры, относительно роста, которые я называл, они будут только ускорены. Можно ожидать, что в ближайшие годы по всем представлениям если не будет никаких геополитических катаклизмов, что страны "второго мира" и дальше будут обходить в своем развитии в станы "мира развитого". В это верит и рынок, на самом деле, мы уже давно научились здесь понимать текущую ситуацию в экономике. Раньше мы верили, в основном, собственным отчетам, сейчас мы больше верим прогнозам рынка. Сейчас интересно то, что и рынок считает, что развитые страны все менее интересны относительно развивающихся.

И главное, что фундаментально важно, что сейчас на ситуацию влияет не государство, а частные компании. Вот то, что мы видим сейчас у нас происходило последние годы, это такое быстрое замещение госдолга долгом корпораций было у нас, и это такая тоже интересная вещь. В настоящее время частный долг фундаментально больше государственного. Когда я в 91-м году имел честь работать в российском правительстве, мы говорили западным корпорациям, что правительство у нас ничего больше не будет давать гарантии, у нас тогда тем более денег не было, но давайте деньги нашим корпорациям, они смогут сами отдавать и первый, кто это сделал, это была Франция. Уже после того как я ушел из правительства, Франция стала активно кредитовать под гарантии российских компаний. Вот сейчас такой вопрос даже не стоит. "Альфа-Банк" имеет сотни миллионов долларов открытых лимитов. Рынок доверяет частному капиталу, и российскому, и других развивающихся стран. Причем, как мы видим, рост долга в ряде стран, прежде всего в Казахстане, и процентном отношении Чили, существенно опережал рост российского долга в частном секторе. Но в целом эта тенденция, что деньги идут в частный сектор развивающегося рынка, она абсолютно очевидна и она будет продолжена. В этом залог устойчивости, это демонстрация того, что рынок верит в эти страны.

Ну и Россия, в этом смысле, надо сказать, что выглядит очень прилично. Я прямо хотел сказать именно этими словами: Россия выглядит не уникально, но хорошо. Россия безусловно выше среднего выглядит на фоне некоторых стран развивающегося рынка. У нас, прежде всего благодаря нефти, наибольший прирост резервов. Россия сегодня третья страна в мире после Японии и Китая по резервам. Благодаря тому, что банки начали кредитовать население, в России реальные доходы населения выросли еще сильнее, чем ВВП, начиная с 2003 года в последние годы. Мы и так хорошо развивались, но население богатеет с опережающем ростом, чем страна. Из-за того, чтобы банковская система "пошла". Это только у нас вот такой вот бум потребления, который вы видите, в Китае вы еще такого не увидите. Китай, при всем при том, что выглядит очень красиво для страны, такого бума, такого фундаментального изменения стандартов потребления пока не происходило. Россия, безусловно, с этой стороны сильно поменялась. Но, кстати, и наше собственное население, в нашу экономику верит все больше и больше. Мы это знаем по банкам, интересно, что у нас сегодня, в доллары население уже не лезет. Сейчас в банковской системе депозиты в валюте всего 14%, во всех валютах, было 40% в 2002 году. В России сегодня 8% всех мировых валютных резервов, то, что российские компании активнее всех вкладываются за рубеж, мы это знаем.

Вот все, что я сказал до этого, это были хорошие новости. А теперь я буду говорить о более сложных новостях. Надо сказать, что весь этот рост развивающегося рынка во многом пока был связан с ростом цен на то, что называется commodities, и на нефть, и на металл, в первую очередь. Это не касается Китая. Китай во многом растет за счет того, что у него уже такой более естественный рост. Хотя это тоже не совсем так. Китай растет, потому что у него еще не окончилась индустриализация, главная-то суть – еще более отсталая экономика, но такой зависимости от нефти и газа он не имел. У нас ситуация, к сожалению, в нашей экономике, также как и в экономике таких стран, как Венесуэла, например, или Малайзия, мы сильно зависит от нефти и газа. Плохой новостью является то, что эта зависимость в последние годы выросла. Если в 1995 году у нас доля топлива в экспорте была 37%, сейчас она 62%. Мы имеем колоссальную подушку денег, которая нас от чего угодно гарантирует – это чистая правда. С другой стороны, сегодня источниками получения денег была, прежде всего, нефть и газ. И это тоже чистая правда. Более того, я говорил о том, что одним из главных вызовов для наших фундаментальных показателей является ближайший рост импорта. Мы видим, что этот бум спроса, который у нас произошел, он вообще только тогда становится устойчивым, тогда провоцирует устойчивый экономический рост, когда он провоцирует рост собственного производства, люди получают все больше и больше денег, эти деньги вываливаются на внутренний рынок. У нас, к сожалению, происходило, во многом другое. У нас этот внутренний спрос большей частью удовлетворялся импортом. В этом году у нас в целом импорт все время рос быстрее, чем производство, устойчиво его обгоняя. И это, безусловно, не самая лучшая вещь. потому что очень быстро росли доходы, кредиты и так далее, но погасить потребительский бум ростом производства Россия сегодня не смогла в полной мере. Импорт растет и опережает, во многом опережает экспорт, что сказывается на сальдо торговых операций, а потом текущих операций соответственно, и во многом опережает промышленность.

Теперь можно от этого простого анализа – такой большой рост во всем развивающемся мире и Россия, занимающая в нем хорошее место, вместе с тем большая зависимость от импорта и от нефти, что происходило на рынке, почему сейчас мы говорили о тех событиях, которые у нас происходили. Эта деталь нашей экономики по-прежнему только начинает развиваться. Я в 2005 году, здесь выступая, обещал большой, взрывной рост ипотеки в ближайшие 2-3 года. Он произошел. У меня была презентация 7 месяцев назад, и там цифра была, что ипотека составляла 0,3% от ВВП, прошло несколько месяцев и цифра стоит 1,8% от ВВП. Это такой огромный развивающейся рынок. Тоже самое происходит на рынке потребительского кредитования, которое каждый год удваивается, в этом году выросли на 70% по году. То есть получается, что огромный потребительский бум, целые сектора, которые имеют колоссальный показатель роста, а рынок в это верит, им надо давать денег на это развитие. При этом рынок, во многом, не наш, а западный. Мы видим, что у нас, если смотреть по активам по отношению к ВВП, произошли большие позитивные изменения. За 7 лет активы выросли с 33% ВВП до 57%. Тем не менее, фундаментально отставая от активов банковских систем основных стран мира. Даже от Венгрии. В Китае эта цифра составляет 200%, Германия – 230%. Получается, что рост очевиден, куда вкладывать деньги – рынку очевидно, а что вкладывать – не хватает. И фактически то, что происходило у нас в последнее время, что западные финансовые институты стали активно кредитовать наши предприятия, о чем я уже говорил. И это происходило везде: корпоративный долг быстро рос, банковский долг фундаментально тоже рос.

Сегодня банковская система должна больше 100 млрд. долларов на Запад, сегодня доля внешнего долга в активах банка около 20% в целом по системе, это уже не маленькая цифра, когда 20% ваших денег пришло от заемщиков, которых вы никак не контролируете, то это может быть и опасно. Вот сейчас много говорят о том, что надо новые вещи регулировать. Мы сейчас понимаем, что когда такой большой приток западный денег, и если там что-то происходит, деньги начинают уходить. Но главное, что отдельные банки фактически целиком свой рост финансируют из-за рубежа. Наиболее яркий пример – банк "Русский Стандарт", у которого на 79% сегодня финансирование внешнее. Если что-то происходит на Западе, деньги надо отдавать, новые не приходят, и начинаются проблемы. У "Альфа-Банка" сегодня 24% западного финансирования, раньше (на пике) было 30%. Тут очень интересная ситуация. Фактически Запад верит в чудо, как верим мы. "Русский Стандарт" или "Хоум Кредит" приходят сюда, видят пустой рынок, дикие доходы, потому что этого ничего не было и все начинают вкладывать деньги оттуда. И вдруг что-то происходит – они первые в панике убегают. И главное, мы видим, что никакой реальной проблемы пока нет. При всем при том долговая зависимость всего корпоративного сектора по сравнению с резервами минимальная, только у Индии сегодня ситуация лучше, чем у нас. Реально у нас отношение резервов ко всему внешнему долгу (корпоративному и государственному) 106%. Вот что бы не случилось в стране, сегодня мы может решить любые финансовые проблемы. Это то, о чем говорил президент. При адекватной экономической политике ни о каком дефолт не может идти речи. Например, если половина банков внезапно не сможет платить и не берет финансирование, половина корпораций "встанет". Это будет стоить нам меньше половины резервов стабилизационного фонда. Это совсем страшный сценарий. Чисто экономически, чисто материально не может быть никакого дефолта никак, с одной стороны. С другой стороны, паника может возникнуть. Стоит одному конкретному банку "встать", и ему на 2 дня позже помогут, и начнется черт знает что. Опять же, никакой экономической базы под этим нет. Народ у нас хорошо приучен, не очень верят в слова и легко поддаются панике. Надеюсь, что верят президенту. Сегодня пока никаких оснований думать о дефолте нет. А в угоду панике, к сожалению, видимо Центральному Банку надо думать о том, чтобы как-то регулировать структуру активов и структуру привлечения.

Что происходит в последнее время? На Западе начинается кризис долга, начавшийся в Америке с ипотекой, соответственно, в 1-й половине 2007 года 35% роста активов было профинансировано из-за рубежа. Западные деньги уходят, рефинансироваться сложно. Рефинансироваться могут только те, кто имеет длинную историю. У "Альфа-Банка", по правде говоря, проблемы рефинансирования не существует. Именно потому, что мы уже прошли столько всего, что нам дают деньги по-прежнему. Новым игрокам трудно, потому что у них нет того уровня доверия. И мы видим, что сразу увеличились спрэды на соответствующие обязательства и по разному падает доверие. Сильно увеличились спрэды по банковским облигациям. Это такое признание рынком, что российские банки, часть из них, по крайней мере, брала слишком много денег для себя. Поэтому банковский сектор оказался в наиболее уязвимой позиции. Никаких оснований для кризиса ликвидности нет. Но кризис доверия, вызванный потенциальным дефолтом отдельных банков, может стоять. И тут очень многое зависит от Центрального Банка. Вообще центральные банки всегда опаздывают во всех странах мира. Сейчас в Англии полностью прозевали эту ситуацию, там вели себя совершенно неадекватно. В Англии тоже объем кризиса по сравнению с рынком ничтожный. Это не в Америке, в Америке есть реальные проблема. В Англии мы видели, как у нас в 1998 году, абсолютно неадекватную, медленную реакцию Банка Англии. Центральный Банк должен давать ликвидность, первый разговор – мы не можем дать, у нас нет для этого оснований. Потом начинают их придумывать, уходят дни на согласование. Потом председатель Банка Англии звонит министру финансов, эта реальная ситуация сейчас, и говорит: "Дай денег". В середине дня уже дают денег. Мы это все проезжали в 1998 году и года 3 назад. Кончается все одним и тем же "дай денег" и начинают давать. Наш Центральный Банк, я считаю, что во многом благодаря разговору с банками, очень многому научился. Наш Центральный Банк научился значительно быстрее реагировать на потенциальные проблемы и то, что быстро было сделано по резервам, как вы знаете, 70 млрд. было возвращено в экономику. Моментально меняется рефинансирование. Центральный Банк сейчас значительно более готов реагировать на кризис ликвидности. Я думаю, сейчас у нас будут возникать в ближайшие несколько месяцев потенциальные проблемы отдельных банков, связанные с западным финансированием, и кто-то может "вставать", но, мне кажется, что сегодня у Центрального Банка есть все основания быстро реагировать и не допустить перехода от кризиса ликвидности и нехватки ликвидности в полномасштабный кризис. Говоря о долгосрочной перспективе, сегодня у нас есть такие огромные резервы, такой большой стабилизационный фонд. Но нам по прежнему необходимо думать о том, чтобы ситуация с ликвидностью - это одна из тех ситуаций, которая показывает, что кроме того, что есть хорошие и правильные действия, нужны фундаментальные реформы, которые пока не сделаны и которые могут кардинально менять ситуацию. Принципиальная проблема, почему мы берем деньги на Западе, потому что в Росси как не было, так и нет длинных пассивов, нет частных пенсионных фондов. Я согласен с Егором Гайдаром, что пенсионная реформа сегодня – самая главная реформа, которая нам сегодня нужна. Вы видите, что Россия и Украина абсолютные лидеры по количеству пенсионеров. У нас сегодня 25% населения получает государственные пенсии. Я все время говорю, что в Китае пенсии не получает никто, чтоб вы знали, там нет института государственной пенсии, за исключением самого верхнего, единичного набора военных и чиновников. Если у нас не будет создано нормальной пенсионной системы, пенсионеры у нас по прежнему будут мало получать. У нас средние пенсии от средней зарплаты меньше 30%, 28% и 27% уже сейчас, это чрезвычайно мало. Принято считать в экономической теории, что меньше 30% - это социально опасно. Президент озвучил цифру – 40%, это нормальное соотношение. Но если мы не сделаем частной пенсионную систему, государству никогда не хватит денег для того, чтобы обеспечить нормальную социальную пенсию. Если мы не создадим нормальную пенсионную систему, у нас никогда не будет длинных денег. Мы будем вынуждены брать деньги за рубежом. В России сегодня частной пенсионной системы нет, у нас только 1% ВВП. Частные пенсионные фонды в Казахстане, Польше и Чехии, эти цифры на уровне Испании и Франции – 8,9,10%. Это говорит о том, что за 5 лет Казахстан создал частную пенсионную систему. Это сегодня, на мой взгляд, наиболее актуальная проблема.

В краткосрочной перспективе сегодня у нас нет никаких оснований думать о плохом, а если мы сделаем необходимые реформы, в частности, пенсионную, у нас будут основания думать о лучшем.

Источник:  Соб.инф.

Перейти на страницу:
 Еще по теме:

© FinNews.ru    
О правилах использования материалов сайта www.finnews.ru смотрите на странице "Информация об авторских правах"
ипотека, ипотечный кредит, квартира в кредит, кредит под залог квартиры, кредит под недвижимость, кредит на покупку квартиры, вклады и депозиты, автокредит, автокредитование, автомобили Петербург, автомобиль в кредит, машина в кредит, потребительский кредит, кредиты малый и средний бизнес,

   Ссылки
   
   
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика